Акт второй

Гостиная в квартире Зои превращена в мастерскую. Манекены с кукольными лицами, волны материй. Швея  трещит на машинке, Закройщица  с сантиметром на плече. Три дамы .

Первая дама . Ах, нет, милая… весь угол нужно вынуть, вынуть, а то ужасное впечатление, как будто у меня не хватает двух ребер. Ради Бога, выньте, выньте!..

Закройщица . Хорошо.

Вторая дама  (трещит третьей). …И вообразите, говорит – прежде всего, мадам, вам нужно остричься. Я моментально, конечно, бегу на Кузнецкий, к Жану, остриглась, бегу к ней, она надевает на меня спартри, и, представьте, у меня физиономия моментально становится как котел!

Третья дама . Хи?хи?хи…

Вторая дама . Ах, миленькая, вам смешно!

Первая дама . Фалдит, дорогая, фалдит…

Закройщица . Что вы, мадам!

Вторая дама . И какая наглость! – это, говорит, оттого, что у вас широкие скулы!

Послышался звонок.

Аметистов  (пробегая).  Пардон, пардон, я не смотрю…

Вторая дама . Мсье Аметистов, скажите, как по?вашему, у меня широкие скулы?

Аметистов . У вас? Кеске аудит, мадам? У вас совсем нет скул! (Скрывается.)

Первая дама . Кто это такой?

Закройщица . Главный администратор школы.

Первая дама . Шикарно поставлено дело!

Аметистов  (возвращаясь).  Пардон, пардон, я не смотрю… Манто ваше очаровательно!

Первая дама . Какое там очаровательное! Неужели у меня такой зад?

Аметистов . Совершенно правильный зад, мадам!

Звонок.

(В сторону.)  Ах, чтоб тебе сдохнуть! Пардон, пардон… (Улетает.)

Первая дама  (снимая манто).  Что же, к пятнице?

Закройщица . Невозможно, мадам, Варвара Николаевна не поспеет.

Первая дама . Ах, это ужасно! А к субботе?

Закройщица . К среде, мадам.

Первая дама . До свидания. (Уходит.)

Швея  (подает сверток Второй даме).  Прошу.

Вторая дама . Благодарю вас.

Аметистов  (влетая).  Оревуар, мадам.

Звонок.

(В сторону.)  Да что это такое? Пардон, пардон… (Улетает.)

Вторая дама уходит.

Швея  (заворачивает сверток в бумагу, подает Третьей даме).  Вот ваш бант, мадам.

Третья дама . Мерси. (Уходит.)

Закройщица  (в изнеможении садится).  Ффу!..

Аметистов  (влетает).  Ну, дорогие товарищи, закрывайте лавочку! Довольно!

Швея и Закройщица  собираются уходить.

Отдыхайте, товарищи, согласно кодексу труда… съездите на Воробьевы горы, золотая осень, листья…

Швея . Какие тут листья, Александр Тарасович!.. Только бы до постели добраться!

Аметистов . Ах, как я вас понимаю! Сам мечтаю только об одном – как бы лечь. Почитаю что?нибудь на ночь по истории материалистической философии и засну. Не надо убирать, товарищи! Товарищ Манюша все сделает.

Швея и Закройщица уходят.

Замучили, окаянные! В глазах одни зады и банты! (Достает бутылку коньяку и рюмку, выпивает.)  Фу?ты, черт их возьми!

Входит Зоя .

Ну, Зоечка, дорогая директриса, вот чего: Аллу Вадимовну даешь в срочном порядке?

Зоя . Не пойдет.

Аметистов . Пардон, пардон… ты меня слушай. Сколько она тебе задолжала?

Зоя . Две тысячи.

Аметистов . Вот и козырек!

Зоя . Заплатит.

Аметистов . Не заплатит, я тебе говорю, у нее глаза некредитоспособные. По глазам всегда видно, есть ли у человека деньги или нет. Я по себе сужу: когда я пустой, я задумчив, одолевают мысли, на социализм тянет… Говорю тебе, баба задумывается, деньги нужны ей до зарезу, а денег нет! Ты подумай, экземпляр какой, украшение квартиры. Слушай Аметистова, Аметистов большой человек!

Звонок.

Еще кого?то черт несет!

Манюшка  (входит).  Алла Вадимовна спрашивает, можно к вам?

Аметистов . Во! Жми ее, жми!

Зоя . Ладно, не суетись. (Манюшке.)  Проси сюда.

Алла  (входит).  Здравствуйте, Зоя Денисовна.

Зоя . Очень рада, Алла Вадимовна.

Аметистов . Целую ручку, обожаемая Алла Вадимовна! Алла Вадимовна, если вы увидите те модели, которые мы получили сегодня из Парижа, вы выбросите ваше платье за окно! Даю вам слово бывшего кирасира!

Алла . Вы были кирасиром?

Аметистов . Мез’уй. Лечу, покидаю вас! (Исчезает, подмигнув Зое.)

Алла . Превосходный у вас администратор, Зоя Денисовна. Скажите, он действительно бывший кирасир?

Зоя . Не могу вам, к сожалению, сказать точно. Садитесь, Алла Вадимовна.

Алла . Зоя Денисовна, я к вам по важному делу…

Зоя . Слушаю вас.

Алла . Ах, как неприятно… Я должна была сегодня вам заплатить… Мне очень совестно, Зоя Денисовна, но я… мои финансы в последнее время очень плохи… Я принуждена просить вас ждать… (Пауза.)  Вы меня убиваете вашим молчанием, Зоя Денисовна.

Зоя . Что же я могу сказать, Алла Вадимовна?

Пауза.

Алла . До свиданья, Зоя Денисовна, вы правы, конечно… Ну что же, я употреблю все усилия, чтобы достать деньги, и расплачусь… До свиданья, Зоя Денисовна.

Зоя . Всего хорошего, Алла Вадимовна.

Алла идет к дверям.

Так плохи дела?

Алла . Зоя Денисовна, я вам должна, но это не дает права говорить со мной таким тоном!..

Зоя . Э, нет, Аллочка, так нельзя! Именно все дело в тоне! Мало ли кто кому должен. Если бы вы пришли ко мне попросту и сказали – дела мои паршивы, мы бы вместе подумали, как выпутаться… Но вы вошли ко мне как статуя… Я, мол, светская дама, а ты портниха… Ну, а раз так, так что же с портнихи спрашивать?

Алла . Зоя Денисовна, это вам показалось, честное слово. Просто я настолько была подавлена своим долгом, что не знала, как вам смотреть в глаза.

Зоя . Да довольно об этом долге! Итак, денег нет? Отвечайте просто и по?дружески: сколько надо?

Алла . Много надо. Даже под ложечкой холодно – так много.

Зоя . А зачем?

Пауза.

Алла . Я хочу уехать за границу.

Зоя . Понятно. Значит, здесь ни черта не выходит?

Алла . Ни черта.

Зоя . Ну, а он?.. Я не хочу знать, кто он, мне его имя не нужно… Ну, словом, разве у него нет денег, чтобы прилично устроить вас здесь?

Алла . С тех пор как умер мой муж, у меня никого нет, Зоя Денисовна.

Зоя . Ой!

Алла . Правда.

Зоя . Вам не удалось уехать тогда, три месяца назад?

Алла . Не удалось.

Зоя . Я берусь вам устроить это.

Алла . Зоя, если вы это сделаете, вы обяжете меня на всю жизнь!

Зоя . Не волнуйтесь, товарищ. А деньги, если хотите, я вам дам возможность заработать, вы расплатитесь с долгами.

Алла . Зоечка, в Москве у меня нет возможности заработать. То есть сколько?нибудь приличным трудом, я понимаю.

Зоя . Почему же? В мастерской – приличный труд. Поступайте ко мне манекенщицей, я вас приглашаю.

Алла . Зоечка, но ведь за это платят гроши!

Зоя . Гроши! Ну, это понятие растяжимое… Я предлагаю вам тысячу рублей в месяц жалованья, аннулирую ваш долг и, кроме того, помогу выехать. Заняты только вечером, через день. Ну?

Пауза.

Алла . Через день?.. Вечером?.. (Поняла.)  Это штука!

Зоя . До Рождества только четыре месяца. Через четыре месяца вы свободны, долги уплачены, и никто, слышите, никто никогда не узнает, как Алла работала манекенщицей. Весной вы увидите Большие Бульвары!

Где?то за окнами голос под рояль запел глухо: «Покинем край, где мы так страдали…»

(Шепотом.)  В Париже любимый человек?..

Алла . Да…

Зоя . Весной под руку с ним, и он никогда не будет знать… не будет знать…

Алла . Вот так мастерская! Вот так мастерская! Занята только вечером… Знаете, кто вы, Зойка? Вы – черт! Но никому, никогда?

Зоя . Клянусь. (Пауза.)  Ну, как в воду, сразу вниз головой? Алла…

Алла . Согласна. Через три дня я приду.

Зоя . Гоп! (Распахивает шкаф, в нем вспыхивает ослепляющий свет, в котором загораются парижские туалеты.)  Выбирайте – мой подарок, любое!

Тьма. Зоя и Алла исчезают в ней. Потом возникает горящая лампа. Наступил вечер. У лампы Аметистов и Зоя .

Аметистов . Видала, что значит Александр Аметистов? Я же говорил!

Зоя . Ты не глуп, Александр Аметистов.

Аметистов . Зоечка, помни, что половина твоего богатства сделана моими ручонками! Ты не покинешь своего кузена? Возьмешь меня с собой, а? Ах, Ницца, Ницца, когда я тебя увижу? Лазурное море, и я на берегу его в белых брюках!

Зоя . Об одном я тебя прошу, не говори ты по?французски! По крайней мере при Алле не говори. Ведь она на тебя глаза таращит.

Аметистов . Что это значит? Я плохо, может быть, говорю?

Зоя . Ты не плохо говоришь, ты кошмарно говоришь.

Аметистов . Это нахальство, Зоя, пароль донер! Я с десяти лет играю в шмэндефер, и на? тебе, плохо говорю по?французски.

Зоя . И еще, зачем ты врешь поминутно? Ну какой ты, какой ты, к черту, кирасир? И кому это нужно?

Аметистов . Нету у тебя большего удовольствия, чем какую?нибудь пакость сказать человеку! Будь моя власть, я бы тебя за один характер отправил в Нарым!

Зоя . Перестань болтать! Не забудь, сейчас Гусь придет. Я иду переодеваться. (Уходит.)

Аметистов . Гусь? Что же ты молчишь? (Впадает в панику.)  Гусь! Гусь! Господа, Гусь! И где это Ласточкино гнездо, небесная империя?! Племянница Манюшка!

Манюшка  (является).  Вот она я.

Аметистов . Мне интересно, чего же ты там торчишь! Я, что ли, один все буду двигать?

Манюшка . Я посуду мыла.

Аметистов . Успеешь с посудой, помогай!

Начинают прибирать квартиру, зажигать огни. Входит Абольянинов . Он во фраке.

Абольянинов . Добрый вечер.

Аметистов . Маэстро, мое почтение.

Абольянинов . Простите, я давно хотел просить вас, называйте меня по имени и отчеству.

Аметистов . Чего же вы обиделись, вот чудак какой! Между людьми одного круга… Да и что плохого в слове «маэстро»?

Абольянинов . Просто это непривычное обращение режет мне ухо, вроде слова «товарищ».

Аметистов . Пардон, пардон, это большая разница. Кстати о разнице, нет ли у вас папироски?

Абольянинов . Прошу вас.

Аметистов . Мерси боку. (Оглядев квартиру.)  Вуаля! Ведь это рай! Граф, да вы развеселитесь! Что вы сидите, как квашня!

Абольянинов . А что это такое – квашня?

Аметистов . Ну, с вами не разговоришься! Как квартирку?то вы находите?

Абольянинов . Очень уютно. Отдаленно напоминает мою прежнюю квартиру…

Аметистов . Хороша была?

Абольянинов . Очень хороша, только у меня ее отобрали…

Аметистов . Да неужели?

Абольянинов . Пришли какие?то с рыжими бородами и выкинули меня…

Аметистов . Кто бы мог подумать!.. Скажите… Это печальная история…

Зоя  (выходит).  Павлик! Здравствуйте, дорогой! Идемте ко мне! (Уходит вместе с Абольяниновым.)

Условный звонок – три долгих, два коротких.

Аметистов . Вот он, черт его возьми!

Манюшка убегает. Через некоторое время входит Херувим .

Где ты пропадал?

Херувим . Я мала?мала юбки гладил.

Аметистов . Ну тебя к лешему с твоими юбками! Кокаину принес?

Херувим . Да.

Аметистов . Давай, давай! Слушай ты, Сам?Пью?Чай, смотри мне в глаза!

Херувим . Смотлю тибе в галаза…

Аметистов . Отвечай по совести, аспирину подсыпал?

Херувим . Ниэт… ниэт…

Аметистов . Ох, знаю я тебя, бандит ты! Но если только подсыпал, Бог тебя накажет!

Херувим . Мала?мала наказит.

Аметистов . Да, не мала?мала, а он тебя на месте пришибет! Стукнет по затылку, и нет китайца! Не сыпь аспирину в кокаин… Нет, хороший кокаин.

Херувим надевает китайскую кофту и шапочку.

Совершенно другой разговор! И какого черта вы себе, китайцы, косы бреете? С косой тебе совершенно другая цена была бы!

Условный звонок. Входит Марья Никифоровна .

Марья Никифоровна . Здравствуйте, Александр Тарасович! Здравствуйте, Херувимчик!

Аметистов . Идите одеваться, Марья Никифоровна, а то поздно. Новые модели будем демонстрировать.

Марья Никифоровна . Прислали? Ах, какая прелесть! (Убегает.)

Херувим зажег китайский фонарь в нише и дымит куреньем.

Аметистов . Не очень налегай…

Херувим . Я не буду налигать… (Уходит.)

Условный звонок. Входит Лизанька .

Лизанька . Почтение администратору этого монастыря…

Аметистов . Бон суар…

Лизанька уходит. Условный звонок. Аметистов, услышав его, подбегает к зеркалу, охорашивается. Входит мадам Иванова , очень красивая, надменная женщина.

Здравствуйте, мадам Иванова.

Мадам Иванова . Дайте мне папироску.

Аметистов . Манюшка! Папиросу!

Манюшка  вбегает, подает папиросы Ивановой. Пауза.

Холодно на дворе?

Мадам Иванова . Да.

Аметистов . У нас сюрприз – модели привезли из Парижа.

Мадам Иванова . Это хорошо.

Аметистов . Изумительные!

Мадам Иванова . Ага…

Аметистов . Вы в трамвае приехали?

Мадам Иванова . Да.

Аметистов . Много народу, наверно, в трамвае?

Мадам Иванова . Да.

Пауза.

Аметистов . У вас погасла… спичечку…

Мадам Иванова . Спасибо. (Уходит.)

Аметистов  (Манюшке).  Вот женщина, ей?Богу! Всю жизнь можно с такой прожить и не соскучишься! Не то что ты, тарахтишь, тарахтишь…

Властный звонок.

Он! Узнаю звонок коммерческого директора! Великолепно звонит! Открывай, потом лети, переодевайся, Херувим будет подавать!

Херувим  (пробегая).  Гусь идет!

Манюшка . Батюшки! Гусь! (Убегает.)

Аметистов . Зоя! Гусь! Принимай, я исчезаю! (Исчезает).

Входит Гусь .

Зоя  (в вечернем платье).  Как я рада, милый Борис Семенович!

Гусь . Здравствуйте, Зоя Денисовна, здравствуйте.

Зоя . Садитесь сюда, здесь уютнее… Ай?яй?яй, какой вы нехороший! Сосед, близкий знакомый, хоть бы раз зашел…

Гусь . Поверьте, я с удовольствием, но…

Зоя . Я шучу, я знаю, что у вас дела по горло.

Гусь . И не говорите, у меня прямо бессонница.

Зоя . Бедненький, вы переутомитесь, вам надо развлекаться…

Гусь . О том, чтобы я развлекался, не может быть и речи. (Оглядывает комнату.)  А у вас очень хорошо.

Зоя . Мастерская вам обязана своим существованием.

Гусь . Ну, это пустяки! Кстати о мастерской. Я ведь к вам отчасти по делу, только это между нами. Мне нужен парижский туалет. Знаете, какой?нибудь крик моды, червонцев так на тридцать.

Зоя . Понимаю. Подарок?

Гусь . Между нами.

Зоя . Ах, плутишка, влюблен! Ну, сознавайтесь, влюблены?

Гусь . Между нами.

Зоя . Не бойтесь, не скажу супруге. Ах, мужчины, мужчины! Ну хорошо, мой администратор покажет сейчас вам модели, и вы выберете все, что вам нужно. А потом будем ужинать. Сегодня вы мой, и я вас не выпущу.

Гусь . Мерси. У вас есть администратор? Посмотрим, какой у вас такой администратор.

Зоя . Сейчас вы его увидите. (Скрывается.)

Аметистов  (появился внезапно, во фраке).  Кан он парль дю солейль он вуа ле рейон! Что в переводе на русский язык означает: когда говорят о солнце, видят его лучи.

Гусь . Это вы мне про лучи?

Аметистов . Вам, глубокоуважаемый Борис Семенович. Позвольте представиться – Аметистов.

Гусь . Гусь.

Аметистов . Желаете иметь туалетик? Доброе дело задумали, глубокоуважаемый Борис Семенович. Могу вас уверить, что такого выбора вы нигде в Москве не встретите. Херувим!

Появляется Херувим .

Гусь . Позвольте, это же китаец!

Аметистов . Точно так, китаец, с вашего благословения. Не обращайте на него внимания, почтеннейший Борис Семенович. Обыкновенный сын небесной империи и отличается только одним качеством – примерной честностью.

Гусь . А зачем же китаец?

Аметистов . Преданный старый мой лакей, драгоценнейший Борис Семенович. Вывез его я из Шанхая, где долго странствовал, собирая материалы.

Гусь . Это замечательно. Для чего материалы?

Аметистов . Для большого этнографического труда. Впрочем, я как?нибудь после расскажу о своих скитаниях, глубочайше уважаемый Борис Семенович. Вы прямо будете рыдать. Херувим, дай нам чего?нибудь прохладительного.

Херувим . Цицас. (Исчезает и сейчас же появляется с шампанским.)

Аметистов . Прошу.

Гусь . Это шампанское? Замечательно вы поставили дело, гражданин администратор!

Аметистов . Же пане! Поработав у Пакэна в Париже, можно приобрести навык.

Гусь . Вы работали в Париже?

Аметистов . Пять лет, любезный Борис Семенович. Херувим, можешь идти.

Гусь . Вы знаете, если бы я верил в загробную жизнь, я бы сказал, что он действительно вылитый херувим.

Аметистов . А глядя на него, невольно уверуешь! Ваше здоровье, достопочтеннейший Борис Семенович! А также здоровье вашего треста тугоплавких металлов, ура! Ура и ура! Нет, нет, до дна, не обижайте фирму!

Гусь . У вас хорошо поставлено дело.

Аметистов . Миль мерси. Итак, она блондинка, брюнетка?

Гусь . Кто?

Аметистов . Пардон, пардон… Та уважаемая особа, для которой предназначается туалет?

Гусь . Между нами, она светлая брюнетка.

Аметистов . У вас есть вкус. Прошу еще бокальчик, а также попрошу вас привстать. К этой визитке светлая брюнетка сама просится. Гигантский вкус у вас, Борис Семенович! Херувим!

Херувим  появляется.

Попроси маэстро, а также мадемуазель Лизу.

Херувим . Цицас. (Исчезает.)

Входит Абольянинов .

Аметистов . Конт Абольянинов!

Абольянинов садится к роялю.

Располагайтесь поудобнее, милейший Борис Семенович, миндалю… (Хлопнув в ладоши.)  Ателье!

Абольянинов начинает играть. Распахивается занавес, и на освещенной эстраде появляется Лизанька  в роскошном и довольно откровенном туалете. Гусь смотрит на все это с изумлением.

Благодарю вас, мадемуазель.

Лиза  (шепотом).  Вытряхиваться?

Аметистов . Вытряхивайтесь, Лизанька.

Занавес закрывается.

Что вы скажете, бесценный Борис Семенович?

Гусь . М?да…

Аметистов . Бокальчик?

Гусь . Вы прямо обаятельный администратор!

Аметистов . Да что же, Борис Семенович, пообтесался в свое время, потерся при дворе…

Гусь . Вы были при дворе?

Аметистов . Эх, Борис Семенович! Когда?нибудь я вам расскажу некоторые тайны своего рождения, вы изойдете в слезах… Ателье!

Занавес распахивается, и на эстраде появляется в очень открытом платье Марья Никифоровна . Абольянинов играет. Марья Никифоровна под музыку двигается по эстраде.

Больше жизни! (Тихо.)  Фить!

Марья Никифоровна  (тихо).  Невежа.

Аметистов . Ву зет тре зэмабль.

Занавес закрывается.

Ателье!

Абольянинов играет «Светит месяц», на эстраде Манюшка  в русском, весьма открытом костюме танцует.

Херувим  (внезапно выглядывает, говорит шепотом).  Мануска, када танцуись, мине смотли, гостя не смотли…

Манюшка  (шепотом).  Уйди, черт ревнивый…

Абольянинов  (внезапно).  Я играю, горничная на эстраде танцует, что это происходит?..

Аметистов . Тсс!.. (Шепотом.)  Манюшка, скатывайся с эстрады, накрывай ужин в два счета!

Занавес закрывается.

(Гусю.)  Э бьен?

Гусь  (внезапно).  Ателье!

 

Аметистов . Совершенно правильно, Борис Семенович, ателье!

Занавес распахивается. Абольянинов играет томный вальс. На эстраде мадам Иванова  в костюме, открытом сколько это возможно на сцене.

(Вскакивает на эстраду, танцует с мадам Ивановой, говорит шепотом.)  В сущности, я очень несчастлив, мадам Иванова… Моя мечта – уехать с любимой женщиной в Ниццу…

Мадам Иванова  (шепотом).  Болтун…

Танец заканчивается.

Аметистов . Мадемуазель, продемонстрируйте мсье платье. (Скрывается.)

Мадам Иванова выходит с эстрады, как фигура из рамы, поворачивается перед Гусем.

Гусь  (растерян).  Очень вам признателен… до глубины души.

Мадам Иванова . Не смейте так смотреть на меня. Вы дерзкий.

Гусь  (растерян).  Кто вам сказал, что я смотрю на вас?

Мадам Иванова . Нет, вы дерзкий, в вас есть что?то африканское. Мне нравятся такие, как вы. (Внезапно скрывается за занавесом.)

Гусь  (исступленно).  Ателье!!

Аметистов  (появляется внезапно).

Лампы вспыхивают.

Пардон, антракт!

 

Занавес