Действие второе

Николь (Брэндавуану). Ну, иди же за Клеонтом скорее.
Брэндавуан. Не за чем идти, вот они сами идут сюда.

                Брэндавуан уходит. Входят Клеонт и Ковьель.

Николь, Ах,до чего вы кстати, господин Клеонт. А мы  только  что  хотели  за
     вами послать. Здравствуй, Ковьель.
Клеонт. Пошла ты к черту!
Николь. Что это значит?!
Клеонт. Отправляйся к своеи вероломной барышне и сообщи ей,  что  Клеонт  не
     позволит смеяться над собою.
Николь. Что такое? Ничего не понимаю. Ковьель, в чем дело?
Ковьель. Сгинь.
Николь. Ну, поздравляю. Наш хозяин спятил, и эти двое тоже.  Пойду  расскажу
     барышне. (Убегает.)
Клеонт. Так поступить с верным и преданным возлюбленным?
Ковьель. Да, сударь, уж и отмочили наши возлюбленные штучку!
Клеонт. Укажи мне, Ковьель, хоть кого-нибудь на свете, кто любил бы  ее  так
     нежно и пылко.
Ковьель. Никого, сударь, указать не могу.
Клеонт. Я не видел ее два  дня,  и  эти  два  дня  показались  мне  ужасными
     столетиями. Наконец счастливый случай сталкивает меня с нею на улице, я
     бросаюсь к ней, на моем лице было написано... Что было написано на моем
     лице, Ковьель?
Ковьель. Радость и страсть были написаны  на  вашем  лице,  сударь,  будь  я
     проклят.
Клеонт. И что ж? Изменница отвращает от меня взор и проходит мимо меня  так,
     как будто видит меня впервые в жизни. Что, Ковьель?
Ковьель. Ничего, сударь, то же самое проделала со мной и Николь.
Клеонт. И это после тех слез, которые я столько раз проливал у ее коленей.
Ковьель. Что, сударь, слезы? Сколько ведер воды я ей перетаскал из колодца!
Клеонт. Какие ведра? Что ты?
Ковьель. Я говорю про Николь, сударь.
Клеонт. Сколько раз я горел в огне моей страсти!
Ковьель. Сколько раз я жарился на кухне, поворачивая за нее вертел.
Клеонт. Какая кухня? Ах, да, ты про Николь говоришь.
Ковьель, Точно так, сударь.
Клеонт. Нет меры моему негодованию!
Ковьель. Какая уж тут мера.
Клеонт. Брани ее, Ковьель! Рисуй мне ее в дурном виде, чтобы я скорее  забыл
     ее.
Ковьель. С удовольствием, сударь. Глазки у нее маленькие, сударь.
Клеонт. Что ты врешь? Ну, да, небольшие глазки, но зато сколько в них огня!
Ковьель. А рот велик.
Клеонт. Это правда, но он обворожителен.
Ковьель. Ростом не вышла.
Клеонт. Но зато как сложена!
Ковьель. Она глупа, сударь!
Клеонт. Как ты смеешь! У нее тончайший ум!
Ковьель. Позвольте, сударь, вы же не даете мне ее ругать.
Клеонт. Нет, нет, ругай.
Ковьель. Она капризна, сударь.
Клеонт. Ей идут эти капризы, пойми!
Ковьель. Ну, достаточно, сударь, я устал. Пусть  вам  ее  ругает  кто-нибудь
     другой.

                          Входят Люсиль и Николь.

Клеонт. Я не хочу с ней говорить. Помни, Ковьель, ни одного слова.
Ковьель. Будьте покойны, сударь.
Люсиль. Что означает ваше поведение, Клеонт?
Николь. Что с тобою, Ковьель?
Люсиль. Вы онемели, Клеонт?
Николь. Ты что, лишился дара слова?

                                   Пауза.

Клеонт. Вот настоящая злодейка!
Ковьель. Иуда!
Люсиль. Ты права, Николь, они оба сошли с ума. Если вас расстроила вчерашняя
     встреча, то позвольте, я объясню, в чем дело.
Клеонт. Нет, я не хочу слушать.
Николь. Дай я тебе объясню.
Ковьель. Нет.
Люсиль. Вчера утром...
Клеонт. Нет.
Николь. Утром вчера...
Ковьель. Отпрыгни.
Люсиль. Клеонт, остановитесь!
Клеонт. Довольно лживых песен!
Николь. Послушай, Ковьель!..
Ковьель. Заранее говорю, вранье.
Люсиль. Ну, хорошо, раз вы не желаете слушать, - идем, Николь.
Николь. Идемте, барышня.
Клеонт. Ну, извольте объяснить ваш поступок.
Люсиль. Нет, мне не хочется говорить.
Ковьель. Выкладывай.
Николь. Нет.
Клеонт. Я прошу вас.
Люсиль. Оставьте меня.
Ковьель. Ну, ну!
Николь. Ни-ни.
Клеонт. Так вы уходите? Хорошо! Но знайте, жестокая, что  я  ухожу  от  вас,
     чтобы умереть! Ковьель!
Ковьель. Сударь, я ныряю вслед за вами.
Люсиль. Остановитесь, Клеонт!
Николь. Постой, Ковьель!
Ковьель. Стою.
Люсиль. Слушайте же. Я шла вчера утром с отцом, а он мне запретил  кланяться
     кому бы то ни было на улице, кроме маркизов.  Я  боялась  даже  кивнуть
     вам.
Ковьель. Вот так штука!
Клеонт. Вы не обманываете меня, Люсиль?
Люсиль. Клянусь, нет!
Клеонт. Но вы-то любите меня?
Люсиль. О Клеонт!
Николь. Ковьель!

          Целуются.  Слышны  шаги.  Люсиль  и  Николь  убегают. Из
                    другой двери входит госпожа Журден.

Госпожа Журден. А, Клеонт! Я рада вас видеть.
Клеонт. Милая госпожа Журден.
Госпожа Журден. Ах, Клеонт, я расстроена.
Клеонт. Что вас огорчает, сударыня?
Госпожа Журден. Огорчает меня один идиот, Клеонт.
Клеонт. За что такие слова, сударыня, помилуйте!
Госпожа Журден. Ах, дружок, я не о вас говорю.
Ковьель. Стало быть, обо мне.
Госпожа Журден. Идиот этот - мой муж, Клеонт. Да,  да.  Спятил  он,  как  ни
     горько мне признаться. Помешался на том, что он знатный дворянин. Одним
     словом, Клеонт, делайте скорее предложение, пока  он  не  размотал  все
     наше состояние. Дочка любит вас, а мне вы также очень нравитесь.
Клеонт. О, сударыня, если бы вы знали, как мне сладки ваши слова!
Госпожа Журден. Расцелуйте меня, Клеонт.

                       Ковьель целует госпожу Журден.

     А ты при чем здесь?
Ковьель. Ах, сударыня, признаюсь вам, что и у меня есть свой план.  Я  люблю
     вашу служанку Николь. Надеюсь, что вы не учините никаких препятствий  к
     моему браку.
Госпожа Журден. Не учиню.

                       Ковьель целует госпожу Журден.

     Отстань! Ну, я сейчас его позову. (Уходит.)
Журден (войдя). А, сударь!
Клеонт. Сударь, я прибыл к вам, чтобы сообщить, что честь быть  вашим  зятем
     так велика, что я не мог удержаться от того, чтобы не попросить  у  вас
     руки вашей дочери.
Журден. Очень приятно. Но прежде всего, сударь, скажите мне, на каком  языке
     вы желаете разговаривать со мной?
Клеонт. На родном языке, сударь,  если  позволите.  К  тому  же  я  не  знаю
     никакого другого языка.
Журден. Я прошу вас, перейдите тогда к этому уху, Это  ухо  предназначено  у
     меня для родного языка. А другое ухо - для языков иностранных.
Клеонт. Слушаю, сударь. (Переходит.)
Ковьель. Вон оно какие дела!
Клеонт. Итак, сударь...
Журден. Виноват. Вы хотите говорить со мной стихами или прозой?
Клеонт. Прозой, если позволите. Я не умею говорить стихами.
Журден. Ах, как жаль. Ну, слушаю вашу прозу.
Клеонт. Итак, сударь, я хотел бы жениться на вашей дочери. ,
Журден (поразмыслив). Это возможно.
Клеонт. Я обожаю ее, сударь.
Журден (подумав). И это возможно.
Клеонт (волнуясь). Так что же вы скажете мне на это, о сударь...
Журден. Это невозможно.
Клеонт. О, сударь!..
Журден. Я спрошу вас, - вы дворянин, сударь?
Клеонт. Нет, сударь, я не дворянин. Говорю вам  это  прямо,  потому  что  не
     привык лгать.

                              Ковьель зашипел.

     Чего ты мне мигаешь?
Ковьель (кашляя). Я не мигал вам, сударь, это вам послышалось.  Продолжайте,
     сударь, но только умненько.
Клеонт. Да, сударь, я не умею лгать, я не дворянин.
Ковьель. О, Господи!
Журден. Я уважаю вас, сударь, за прямоту. Придите в мои объятия.

                                 Целуются.

     (Закончив поцелуи.) А дочку свою я вам не отдам.
Клеонт. Почему?!
Ковьель. Вот какая вышла проза.
Журден. Я твердо решил выдать свою дочь только за  маркиза.  Простите  меня,
     сударь, мне нужно отдать  некоторые  распоряжения  моим  многочисленным
     лакеям. С совершенным почтением имею честь быть вашим  покорным  слугой
     Журден. (Уходит.)
Клеонт (упав в кресло). Что ты на это скажешь, Ковьель?
Ковьель. Стихами или прозой? Говоря стихами, вы, сударь, болван.
Клеонт. Как ты смеешь?
Ковьель. Чего тут не сметь! Вы будете вечным холостяком, сударь.
Клеонт. Ложь противна мне.
Ковьель. Мне более противна глупость. Спасибо вам громадное, сударь, за  то,
     что вы и мое дело попортили. Он скажет, что он не выдаст свою  служанку
     иначе, как за слугу графа. (Горячась.) Ведь  вам  же  было  сказано  на
     родном языке и в то самое ухо, в какое нужно,  что  вы  имеете  дело  с
     сумасшедшим! А? Ну, и  нужно  было  потакать  ему  во  всем.  Пожалуйте
     расчет, сударь, я поступаю в услужение к маркизу, мне нужно жениться.
Клеонт. Ковьель, это было бы предательством - оставить меня в такой  трудный
     момент! Выдумай что-нибудь, Ковьель!
Ковьель. Вы не думайте, сударь,  что  за  вас  всю  жизнь  будут  выдумывать
     другие.

                                   Пауза.

Клеонт. Ковьель!
Ковьель. Сударь, не мешайте моей мысли зреть... Когда человек помешался, все
     средства хороши... Гм... гм... итак... Ну, вот она и созрела!
Клеонт. Ковьель, ты гениален!
Ковьель. Да, да. Так вот,  сударь.  К  вечеру  я  превращу  вас  в  знатного
     человека.
Клеонт. Как это мыслимо?
Ковьель. Это уж мое дело. Прежде всего давайте денег, сударь.
Клеонт. Сколько хочешь, Ковьель.
Ковьель. Я хочу пятьдесят пистолей на расходы и десять пистолей мне.
Клеонт. На, на, Ковьель!
Ковьель. Итак, прежде всего я хочу столковаться с этими  двумя  шарлатанами,
     учителем музыки и танцев. А вы, сударь, извольте отправляться  домой  и
     там  ждите  моих  повелений.  Не  мозольте  глаза  господину   Журдену.
     (Уходит.)
Госпожа Журден (появляясь). Ну что, милый Клеонт?
Клеонт (заплакал). Ах, сударыня, он отказал мне.
Госпожа Журден. Быть не может! А! Проклятый сумасброд! Ну, ладно, я  покажу!
     (Кричит.) Журден! Журден!

                       Клеонт убегает, махнув рукой.

Журден (входя). Мне кажется, что ты кричишь, матушка?
Госпожа Журден. Ты зачем отказал Клеонту? Хорошему человеку, которого  любит
     твоя дочь.
Журден. Он мне и самому очень нравится.
Госпожа Журден. Разве он не порядочный человек?
Журден. Порядочный. Чем больше я думаю, тем больше убеждаюсь - порядочный.
Госпожа Журден. Разве Люсиль не любит его?
Люсиль (вбегая). Да, я люблю его.
Журден. Любит, любит, да.
Госпожа Журден. А он не любит ее?
Люсиль. Я любима!
Журден. Бесспорно любима, только ты не кричи так.
Госпожа Журден. У него хорошее состояние!
Журден. Мало этого сказать, превосходное состояние.
Госпожа Журден. Так что же ты...
Журден. А выдать нельзя. Горе, но выдать нельзя. Не маркиз.
Николь (появившись внезапно). А вы сами, сударь, маркиз?
Журден. Ах, вот и ты! Да, тебя только не хватало. Я не маркиз, к  сожалению,
     но я вращаюсь в обществе маркизов и буду вращаться только среди них.
Госпожа Журден. Я не позволю сделать мою дочь несчастной. Кто рожал ее?
Журден. Я ро... тьфу! Ты!.. испугала меня! Ты ее рожала, отстань от меня!
Люсиль. Или Клеонт, или никто! Если вы, отец, не  дадите  согласия  на  этот
     брак, я покончу с собой!
Николь. Милая барышня, не делайте этого!
Журден. Господи, вы меня замучаете!
Люсиль (рыдает). О я несчастная!
Госпожа Журден. Посмотри, что ты делаешь с бедной девочкой!
Люсиль. Мама! Я ухожу!
Госпожа Журден. Куда ты, бедная крошка?
Николь. Куда вы, барышня?
Люсиль. Или топиться, или к тетке! (Убегает.)
Госпожа Журден. Николь, за мной! Не выпускай ее!

                                  Убегают.

Журден. Вот полюбуйтесь, господа, на этот сумасшедший дом! Брэндавуан!

                           Брэндавуан появляется.

     Принеси мне компресс на голову.
Брэндавуан. Сударь, там маркиз Дорант с какой-то дамой спрашивают вас.
Журден. Это она! Боже, это она!  Какое  счастье,  что  их  унесло  из  дому!
     Проси... то есть нет, не проси... подожди... то есть нет... Боже,  ведь
     я не одет... скажи.... проси сюда и скажи, что я сию же  минуту  выйду!
     (Исчезает.)

                         Входят Дорант и Доримена.

Доримена. Дорант, я  боюсь,  что  поступила  опрометчиво,  придя  с  вами  в
     незнакомый дом.
Дорант. О милая Доримена, это пустяки. Согласитесь сами, где же бы мы  могли
     пообедать с вами, избежав огласки?
Доримена. И, кроме того, маркиз, я попрошу вас перестать покупать  для  меня
     подарки. Например, это дорогое кольцо, к чему это...
Дорант. О Доримена!..

                               Входит Журден.

     А вот и наш милейший Журден!
Журден. Сударыня... как благодарить мне вас за ту честь...  которую  я  имел
     честь... когда вы оказали мне честь... меня  посетить...  такая  честь,
     маркиза...
Дорант.  Довольно,  господин  Журден.   Маркиза   не   нуждается   в   таких
     комплиментах.
Доримена. Господин Журден вполне светский человек.
Дорант (тихо Журдену). Вы... вот что... не говорите маркизе ни одного  слова
     о кольце, которое вы ей подарили.
Журден (тихо). Но мне хочется все-таки узнать, понравилось ли оно ей?
Дорант. Ни-ни-ни. Это будет совершенно не по-светски. Сделайте вид,  что  вы
     его даже не замечаете.
Журден. Вот досада...

                                Усаживаются.

Доримена. Вы смотрите на мое кольцо? Не правда ли, оно великолепно?
Журден. Даже и не думаю смотреть.  И  притом  это  такой  вздор,  пустяковое
     колечко...
Дорант. Кхе-кхе-кхе...
Доримена. Пустяковое? Я вижу, что вы очень избалованный человек.
Журден. Такие ли бывают кольца, маркиза?
Доримена. Гм...
Дорант (тихо). Черт тебя возьми.

          Входит  Брэндавуан  с  мокрой тряпкой и кладет ее на лоб
                                  Журдену.

Журден. Это что такое?
Брэндавуан. Компресс, сударь.
Журден (тихо). Вылетай к черту!

                             Брэндавуан уходит.

     Не обращайте внимания, маркиза, это мой сумасшедший слуга. Брэндавуан!

                             Брэндавуан входит.

Брэндавуан. Чего изволите?
Журден. Ну, что же обед?
Брэндавуан. Все готово, сударь.
Журден. Сударыня, разрешите мне просить вас... такая  честь...  отобедать...
     мой скромный обед...
Доримена. С большим удовольствием, господин Журден.
Журден. Эй! Музыкантов! Обедать!

          На эстраде возникают музыканты, а из-под пола появляется
          роскошно  накрытый стол и четыре повара. Повара танцуют,
                         начиная подавать кушанья.

     Маркиза, прошу вас!
Доримена. Как великолепно все устроено у вас!
Дорант. Маркиза, господин Журден славится своими обедами.
Журден. Такие ли еще бывают обеды!
Доримена. Повторяю, вы очень избалованный человек.
Дорант. Маркиза, вина?
Доримена. Какой аромат!
Дорант. Прелестное винцо!
Брэндавуан. Такие ли еще бывают вина!
Журден. Ты ошалел, Брэндавуан!
Брэндавуан. Никак нет, сударь.
Журден. Вели подавать следующее блюдо.
Дорант. Интересно, каким это  следующим  блюдом  угостит  нас  наш  милейший
     хозяин?
Журден. А вот увидите. Это секрет моего повара.

          Из-под  пола  вылетает  стол,  и  на  нем  сидит госпожа
                                  Журден.

     Ой!..

                                   Пауза.

Госпожа Журден. А-а! Честная компания! Вот оно что! Когда хозяйки нет  дома,
     хозяин проматывает свое состояние  в  компании  с  какой-то  развеселой
     дамочкой и ее поклонником! Очень хорошо! Очень хорошо!
Журден. Зарезала!
Дорант. Сударыня, что с вами! Какие выражения! Во-первых, этот обед даю я, а
     не господин Журден...
Госпожа Журден. Молчите, дорогой проходимец!
Дорант. Сударыня!
Госпожа Журден. Да что - сударыня! Сударыня! Двадцать три года я сударыня, а
     вот вам, сударыня, не стыдно ли врываться в чужой семейный дом!
Журден. Боже мой!
Доримена. Что она мне говорит! Благодарю вас, Дорант!
Дорант. Успокойтесь, Доримена!
Доримена. Сию минуту уведите меня отсюда!
Дорант (госпоже Журден). Стыдитесь, сударыня!
Журден. Убит... Зарезан...

                      Дорант уводит плачущую Доримену.

Брэндавуан. Убирать стол, сударь?
Журден. Убери... (Указывает на госпожу Журден). И ее...  и  стол...  все
     убери... я опозорен...
Брэндавуан. Компресс принести, сударь?
Журден. Пошел ты к черту!
Брэндавуан. К черту -  с  удовольствием,  сударь,  тем  более  что...  конец
     второго действия.

                                  Занавес