1. История с географией

В безбрежных просторах океана, который, – вероятно, за его постоянные штормы и волнения, – весьма остроумно был назван некими шутниками Тихим, под … градусов широты и … долготы находился большой необитаемый остров. Время шло, и остров постепенно был заселен и освоен прославленными, родственными друг другу племенами – красными эфиопами, так называемыми белыми маврами, и еще маврами некоего неопределенного цвета, не то черного с желтизной, не то желтого с чернотой. Впрочем, пьяные матросы с изредка забредавших сюда судов отнюдь не утруждали себя излишне скрупулезным различением всех тонкостей туземной окраски и всех подряд островитян называли попросту черно…ыми.

Когда знаменитый мореплаватель, лорд Гленарван, на своем корабле «Надежда» впервые причалил к острову, то он открыл, что здесь господствует довольно своеобразный социальный строй. Несмотря на то, что красные эфиопы десятикратно превосходили своим числом белых и разноцветных мавров, вся полнота власти на острове была в руках исключительно этих последних. На троне, воздвигнутом под сенью пальм, восседал царственный властелин острова Сиси?Бузи в роскошном наряде из рыбьих костей и консервных банок. После него занимали почетные места – верховный главнокомандующий Рики?Тики?Тави и главный жрец всея мавров и эфиопов.

Их охраняла отборная, вооруженная увесистыми дубинками, лейб?гвардия, набранная из самых разноцветных мавров.

Красные же эфиопы смиренно обрабатывали маисовые поля, принадлежащие белым маврам, ловили для них, а так же для разноцветных мавров рыбу и собирали черепашьи яйца.

Лорд Гленарван незамедлительно приступил к совершению известной процедуры, каковую он производил всегда и везде, где бы не появлялся: водрузил на вершине горы британский флаг и на своем прекрасном английском языке с оксфордским произношением торжественно изрек:

– Отныне этот остров принадлежит британской короне!

Однако, тут произошло досадное недоразумение. Эфиопы, которые не владели никакими языками, кроме своего собственного, и в силу этой невежественности ни черта не поняли из английской речи благородного лорда, с радостными воплями обступили имперский флаг. Островитян привела в восторг его прекрасная ткань и они, разодрав флаг на множество кусков, тотчас начали сооружать себе из них красивые набедренные повязки. В наказание за подобное святотатство матросы, по приказу лорда, схватили осквернителей, разложили под пальмами, содрали у них с бедер злосчастные повязки и нещадно выпороли.

Так состоялось первое приобщение темных эфиопов к цивилизации, после чего лорду пришлось вступать в непосредственные переговоры с самим Сиси?Бузи. Его высочество нахально заявил благородному лорду, что остров принадлежит ему, Сиси?Бузи, и никакого флага не надо.

В ходе переговоров выяснилось, что еще до прибытия к этим берегам лорда Гленарвана, остров открыли уже дважды. Сначала здесь побывали немцы, а затем еще и другие, которые ели лягушек. И в доказательство своих слов Сиси?Бузи указал на красовавшееся на его шее ожерелье из консервных банок. В заключение его царское величество дипломатично выразить весьма тонкую мысль:

– Огненная вода – это очень вкусно, да!

– Вижу, вижу, что вы уже успели об этом пронюхать, собачьи дети, – с оксфордской изысканностью буркнул себе под нос благородный лорд и, хлопнув по?приятельски Сиси?Бузи по плечу, великодушно дозволил ему считать сей чудный островок по?прежнему его собственностью. Что же касается британского флага, то договорились, что он тоже останется висеть на верхушке горы, – он ведь там никому не мешает. А в остальном все остается без изменений, так как и было раньше. После этого начался товарообмен. Матросы извлекли из трюмов стеклянные бусы, банки залежалых сардин, сахарин и бутылки с огненной водой. Эфиопы же с ликованием вытащили к берегу целые горы бобровых мехов, слоновой кости, рыбы, черепашьих яиц и жемчуга.

Сиси?бузи забрал всю огненную воду себе, сардины тоже, а стеклянные бусы и сахарин милостиво уступил эфиопам.

С этого момента наладились регулярные сношения острова с цивилизованным миром. В бухте то и дело причаливали теперь корабли, с них выгружали на берег английские «драгоценности», а на борт принимали эфиопские «безделушки». На острове поселился собственный корреспондент «Нью?Йорк Таймс» в белых штанах и с неизменной трубкой в зубах, который вскоре заболел здесь тропическим триппером. По совету местных эфиопских медиков корреспондент лечил свою хворобу водным раствором спирта, изготовленным по особому рецепту: две капли воды на стакан спирта. Эта микстура в какой?то степени облегчала мучения страдальца.

В мореходные атласы мира сей райский уголок был занесен под названием Острова Эфиопов.