12. Непобедимая армада

В бараках мавров у каменного карьера происходило нечто неописуемое. Они издавали потрясающие душу победные клики и буквально ходили на головах.

В этот день им целыми ведрами выдавали первоклассный золотисто?желтый бульон, от которого они не могли оторваться. Ни на ком больше не было видно прежних грязных лохмотьев, каждый получил красные ситцевые штаны, а также сурик для наведения боевой раскраски. Перед бараками возвышались составленные в пирамиды скорострельные винтовки и пулеметы.

Но Рики?Тики?Тави превосходил всех своим наиболее впечатляющим видом. В носу его блестели кольца, волосы на голове были украшены разноцветными перьями. Лицо сияло как у коверного рыжего на арене цирка. Он носился повсюду как шальной, без устали повторяя одно и тоже:

– Прекрасно, прекрасно, прекрасно! Ну теперь вы у меня попляшете, мои милые! Еще немножко, и мы будем у вас. Эх, только бы до вас добраться!.. – он производил своими пальцами такое движение, словно вырывал у кого?то глаз.

– Становись! Смирно! Ура! – вопил он беспрерывно и носился взад и вперед перед строем своих отяжелевших от бульона красавцев.

В порту уже стояли под парами три броненосных крейсера, которые должны были принять на борт сформированные из иммигрантских вояк батальоны. В этот момент случилась непредвиденная заминка, приковавшая всеобщее внимание. Перед уже изготовившимся к посадке строем вдруг откуда ни возьмись возникла оборванная исхудалая фигура с коротко подстриженной головой. Озадаченные мавры, всмотревшись пристальнее в странную фигуру, неожиданно узнали в ней ни кого иного, как самого, бесследно исчезнувшего Коку?Коки. Да, это был он, собственной персоной! Бывший всемогущий диктатор багрового острова, пользовавшийся столь всеобщим и увы, столь кратковременным обожанием своих соотечественников после бегства с острова, оказывается, скрывался инкогнито, покрытый рубищем, в толпе прочих беженцев или же слоняясь вокруг каменоломен. Как преходяща земная слава!

И теперь он имел наглость появиться перед строем мавров и с льстивой улыбочкой принялся канючить:

– Что же это, братья, меня вы уже совсем забыли, что ли? А ведь я такой же, как и вы, мавр. Возьмите меня с собой на остров, я вам еще пригожусь!..

Но до конца он не договорил. Рики?Тики?Тави, весь позеленев, рывком выхватил из?за пояса широкий, острый нож.

– Ваше преосвященство, – от волнения командарм никак не мог вспомнить подходящий титул, – Ваше… Ваше премногоздравие, – дрожащими от ярости губами, наконец, выговорил он, обращаясь к лорду Гленарвану, – этот… да, вон тот, это же и есть тот самый Коку?Коки, из?за которого весь шурум?берум, вся эта… ихняя эфиопская революция заварилась! Ваше блестящее сиятельство, дозвольте, бога ради, я ему своими руками секир?башка сделаю!

– Это ваши внутренние дела, а мы в них не вмешиваемся. Впрочем, если это вам доставит удовольствие, пожалуйста, я не против, – добродушно, с отеческой лаской в голосе ответил ему лорд. – Только давай по?быстрому, чтобы не задерживать посадку на корабли.

– Моя шустро делать, – радостно вскричал главнокомандующий и Коку?Коки успел только чуть пискнуть, как Рики?Тики одним мастерским ударом раскроил ему горло от уха до уха.

Затем лорд Гленарван и Мишель Ардан обошли торжественно весь строй и лорд произнес напутственную речь:

– Вперед, на усмирение эфиопов! Мы будем помогать огневой поддержкой нашей корабельной артиллерии. По завершению похода все получат денежное вознаграждение.

Грянул военный оркестр и под его бравурные звуки все доблестное воинство полезло на корабли.