Действие четвертое

                        Тот же день. Та же площадка.

Анна. Милый Жорж, я так страдаю  за  вас!  Может  быть,  я  чем-нибудь  могу
     облегчить ваши переживания?
Милославскии. Можете. Стукните кирпичом вашего вредного Саввича по голове.
Анна. Какие образные у вас выражения, Жорж.
Милославский. Это не  образные  выражения.  Настоящих  образных  вы  еще  не
     слышали. Эх, выругаться б сейчас, может быть, легче бы стало.
Анна. Так ругайтесь, Жорж!
Милославский. Вы думаете? Ах, ты!  Нет,  не  буду.  Неудобно  как-то  здесь.
     Приличная обстановка...
Анна. Жорж, я не верю в то, что вы преступник!
Милославский. Кто же этому поверит?
Анна. О, как вы мне нравитесь, Жорж!
Милославский. Я всем женщинам нравлюсь.
Анна. Какая жестокость!
Милославский. Анеточка, вы бы лучше пошли бы, послушали, что они там говорят
     на заседании.
Анна. На что ты меня толкаешь?
Милославский.  Ну,  как  хочешь...  Пускай  погибну  я,  но   прежде   я   в
     ослепительной надежде...
Анна. Твои стихи?
Милославский. Мои.
Анна. Я иду. (Уходит.)

                               Бунша входит.

Милославский. Подслушал?
Бунша. Не удалось. Я на колонну влез, но меня заметили.
Милославский. Осел какой!
Бунша. Я и сам в отчаянии.

                                   Пауза.

Граббе. Можно войти?
Милославский.  А-а,   доктор!   Милости   просим.   Что   скажете,   доктор,
     хорошенького?
Граббе. Да, к сожалению, хорошенького мало. Институт поручил мне, во-первых,
     ознакомить вас с нашими исследованиями, а  во-вторых,  принять  вас  на
     лечение. (Вручает Милославскому и Бунше по конверту).
Милославский. Мерси. (Читает.) Одолжите ваше пенсне на  минуточку,  я  здесь
     одно слово не разберу.
Граббе. Пожалуйста.
Милославский. Это... что означает... клептомания?
Граббе. Болезненное влечение к воровству.
Милославский. Ага. Благодарю вас. Мерси.
Бунша. И я попрошу пенсне одолжить. Это что такое - деменция?
Граббе. Слабоумие.

                         Бунша, возвращает пенсне.

Милославский. Мерси от имени обоих. Это какой же гад делал исследование?
Граббе. Извините, это мировая знаменитость профессор Мэрфи в Лондоне.
Милославский (по аппарату): Лондон. Мерси. Профессора Мэрфи. Мерси.

                 В аппарате голос: "Вам нужен переводчик?"

     Нет,  не  нужен.  Профессор  Мэрфи?  Вы  не профессор Мэрфи, а паразит.
     (Закрывает сигнал.)
Граббе. Что вы делаете?
Милославский. Молчать! Три раза мне палец снимали и отпечатывали: в  Москве,
     в Ленинграде и в Ростове-на-Дону, и все начальники  уголовного  розыска
     единодушно сказали, что человек с таким пальцем  не  может  украсть.  И
     вдруг, является какой-то фельдшер, коновал...
Граббе. Одумайтесь. Бунша, повлияйте на вашего приятеля....
Бунша. Молчать!
Граббе (по аппарату). Саввич!

                             Саввич появляется.

     Я  отказываюсь  их  лечить.  Передайте  их какому-нибудь другому врачу.
     (Уходит.)
Саввич (Милославскому). Вы оскорбили профессора Граббе?  Ну,  смотрите,  вам
     придется раскаяться в этом!
Милославский. Я оскорбил? Это он меня оскорбил! А равно также лучшего  моего
     друга,  Святослава  Владимировича  Буншу-Корецкого,  бывшего  князя   и
     секретаря! Это что за слово такое - клептомания? Я вас  спрашиваю,  что
     это за слово такое - клептомания?
Саввич. Попрошу вас не кричать!
Милославский. Я шепотом говорю! Это что такое - клептомания?
Саввич. Ах, вы не знаете? Клептомания - это вот что. Это когда в  Блаженстве
     вдруг начинают пропадать одна за другой золотые вещи... Вот  что  такое
     клептомания! Скажите, пожалуйста, вам не попадался ли мой портсигар?
Милославский. Маленький, золотой, наискосок буква "С"?
Саввич. Вот, вот именно!
Милославский. Не попадался.
Саввич. Куда же он девался?
Милославский. Запирать  надо,  молодой  человек,  портсигары.  А  то  вы  их
     расшвыриваете по столам, людей в грех вводите. А  им  потом  из-за  вас
     страдать приходится! Гляньте на этот палец! Может  ли  человек  с  этим
     пальцем  что-нибудь  украсть?  Вы  понимаете,   что   такое   наука   -
     дактилоскопия? Ах, не дочитали? Вы только  клептоманию  выучили.  Когда
     мой палец рассматривали в МУРе, из всех отделов сбежались смотреть!  Не
     может этот палец коснуться  ничего  чужого!  На  тебе  твой  портсигар,
     подавись им! На! (Швыряет портсигар Саввичу.)
Саввич. Хорошую компанию привез в Блаженство инженер Рейн!  И  в  то  время,
     когда этот человек попадается с чужой вещью, Радаманов по доброте своей
     пытается вас защитить! Нет, этого  не  будет!  Вы  сами  ухудшили  свое
     положение! (Уходит.)
Бунша.  Я  думал,  что  он  успокоится  от  твоей  речи,  а  он  еще  больше
     раздражился.

                           Вбегают Рейн и Аврора.

     Евгений Николаевич! Меня кровно оскорбили.
Рейн. Попрошу вас замолчать. Мне некогда слушать  вашу  ерунду.  Выйдите  на
     минутку отсюда, я должен посоветоваться с Авророй.
Бунша. Такие оскорбления смываются только кровью.
Рейн. Уходите оба!

                        Бунша и Милославский уходят.

     Ну, Аврора, говори, у нас мало времени.
Аврора. Надо бежать!
Рейн. Как? Обмануть Радаманова? Я дал ему слово!
Аврора. Бежим! Я не позволю,  чтобы  они  распоряжались  тобой!  Я  ненавижу
     Саввича!
Рейн. Да! Ну, думай,  Аврора,  я  даю  тебе  несколько  секунд  всего!  Тебе
     придется покинуть Блаженство,  и,  вероятно,  навсегда!  Ты  больше  не
     вернешься сюда!
Аврора. Мне надоели эти колонны, мне надоел Саввич, мне надоело  Блаженство!
     Я никогда не испытывала опасности, я не знаю, что у нее за вкус! Летим!
Рейн. Куда?
Аврора. К тебе!
Рейн. Милославский!
Милославский и Бунща появляются.
Милославский. Я!
Рейн. Чтоб сейчас здесь были ключи от шкафа! Один в  кармане  у  Радаманова,
     другой - у Саввича!
Милославский. Женя! С этим пальцем человек украсть не...
Рейн. Ах, человек не может! Ну, оставайся в лечебнице!
Милославский. ...украсть на заседании не  может,  потому  что  его  туда  не
     пустят, но он может открыть любой шкаф.
Рейн. Болван! Этот шкаф закрыт тройным шифром!
Милославский. Кухонным замком такие шкафы и не закрывают. Вы, Женечка,  сами
     болван.  Бунша,  на  стрему!  Впустишь  кого-нибудь  -  убью!  (Рейну.)
     Благоволите перочинный ножичек. (Берет нож у Рейна и  вскрывает  первый
     замок.)
Аврора (Рейну).Ты видел?
Милославский.  Бунша!  Спишь  на  часах?!  Голову  оторву!  (Открывает  шкаф
     наетежь.)
Анна (вбегает) Они постановили... Что ты делаешь?!
Милославский. Это отпадает, что они постановили!
Ана. Ты безумен! Это государственный секретный шкаф!  Значит,  они  говорили
     правду! Ты преступник!
Милославский. Анюта, ша!

             Рейн вынимает из шкафа механизм и настраивает его.

Анна. Аврора, останови их! Образумь их!
Аврора. Я бегу вместе с ними.
Милославский. Анюточка, едем со мной!
Анна. Нет, нет! Я боюсь! Это страшное преступление!
Милославский. Ну, как знаешь. На суде держись  смело!  Вали  все  на  одного
     меня! И что б судья ни спросил,  говори  только  одну  формулу  -  была
     пьяна, ничего не помню! Тебе скидку дадут!
Анна. Я не могу этого видеть!(Убегает).
Милославский (вслед). Если будет мальчик - назови его Жоржем! В честь  меня!
     Бунша! Складайся!
Рейн. Не смейте брать ничего из шкафа!.
Милославский. Ну, нет! Один летательный аппаратик я прихвачу!

          В   этот   момент   начались  тревожные  сигналы.  Вдали
          послышались  голоса.  И  падает  стальная стена, которая
                         отрезает путь с площадки.

Рейн. Что это?
Аврора. Скорей! Это тревога! Шкаф дал сигнал! Скорей!

          Вспыхивает  кольцо  вокруг механизма, и послышался взрыв
                                  музыки.

Милославский. Большой театр! К последнему действию поспеем!
Бунша  (схватив  часы  Михельсона,  бросается  к  механизму).   Я   -   лицо
     официальное, я первый!
Милославский. Черт с тобой!
Рейн. По одному. (Включает механизм.)

          Поднимается  вихрь,  свет  на  мгновение гаснет, и Бунша
                                 исчезает.

Милославский. Анюта! Вспоминай меня! (Исчезает.)

                  Люк раскрывается, и поднимается Саввич.

Саввич. Ах, вот  что!  Тревога!  Тревога!  Они  взломали  шкаф!  Они  бегут!
     Радаманов! (Бросается, пытаясь помешать, схватывает Аврору за руку.)

Рейн (выхватывает из шкафа автоматический пистолет, стреляет в воздух).

                          Саввич выпускает Аврору.

     Саввич!  Я  уже  предупредил вас, чтобы вы не попадались мне на дороге!
     Одно движение - и я вас застрелю!
Саввич. Это гнусное насилие! Я безоружен! Аврора!
Аврора. Я вас ненавижу!

              Открывается другой люк, и появляется Радаманов.

Саввич. Радаманов! Берегитесь! Здесь убийца! Он вас застрелит!
Радаманов. Я не боюсь.
Саввич. Я не могу задержать его, он вооружен!
Радаманов. Стало быть, и не нужно его задерживать. (Рейну, указав на кассу.)
     Как же так, инженер Рейн?
Рейн (указав на Саввича). Вот кого поблагодарите. (Вынимает хронометр.)  Вот
     хронометр.  Милославский  отдал  мне  его!  Возвращаю  вам  его;  Павел
     Сергеевич. Я не имею на него права. Прощайте! Мы никогда не увидимся!
Радаманов. Кто знает, кто знает, инженер Рейн!
Рейн. Прощайте!
Аврора. Отец! Прощай!
Радаманов. До  свиданья!  Супруги  Рейн!  Когда  вам  наскучат  ваши  полеты
     возвращайтесь к нам! (Нажимает кнопку.)

          Стальная стена уходит вверх, открывая колоннаду и воздух
                                Блаженства.

          Рейн  бросает пистолет, включает механизм. Взрыв музыки.
          Рейн  схватывает  с  собой  механизм и исчезает вместе с
                         Авророй. Сцена в темноте.

Саввич. Радаманов! Что мне делать? Они улетели!
Радаманов. Это ваша вина! И вы ответите за это, Саввич!
Саввич. Аврора! Вернись!

                                   Темно.

Комната Рейна. Тот же день и час, когда наши герои вылетали в Блаженство. На
     сцене расстроенный Михельсон и милиция. Пишут протокол.
Милиция. На кого же имеете подозрение, гражданин?
Михельсон. На всех. Весь дом - воры, мошенники и контрреволюционеры.
Милиция. Вот так дом!
Михельсон. Берите всех! Прямо по списку! А флигель во дворе - так  тот  тоже
     населен преступниками сверху донизу.
Милиция. Без паники, гражданин. (Смотрит список.) Кто у вас  тут  проживает,
     стало быть? Бунша-Корецкий?
Михельсон. Вор!
Милиция. Инженер Рейн?
Михельсон. Вор!
Милиция. Гражданка Подрезкова?
Михельсон. Воровка!
Милиция. Гражданин Михельсон?
Михельсон. Это я, пострадавший. Берите всех, кроме меня.
Милиция. Без паники.

          Внезапно вихрь, свет гаснет и вспыхивает. Является Бунша
                        с часами Михельсона в руках.

Михельсон. Вот он! Хватайте его, товарищи! Мои часы!
Бунша. Товарищи! Добровольно вернувшийся  к  исполнению  своих  обязанностей
     секретарь  Бунша-Корецкий  прибыл.   Прошу   занести   в   протокол   -
     добровольно. Я спас ващи часы, уважаемый гражданин Михельсон.
Милиция (Бунще). Вы откуда взялись? Вы задержаны, гражданин.
Бунша. С наслаждением передаю себя в руки  родной  милиции  и  делаю  важное
     заявление: на чердаке...

            Свет гаснет. Гром и музыка, и является Милославский.

Михельсон. Товарищи, мое пальто!
Милославский (внезапно вскакивает на подоконник, распахивает окно, срывает с
     себя пальто Михельсона). Получите ваше пальто, гражданин  Михельсон,  и
     отнесите его на барахолку! Надел я его временно! Также получите и  ваши
     карманные часы и папиросницу! Вы не видели, какие папиросницы и  польта
     бывают! Украсть же я ничего не могу!  Гляньте  на  этот  палец!  Бунша,
     прощай! Пиши в Ростов!
Михельсон. Держите его!
Бунша. Жоржик! Отдайся  в  руки  милиции  вместе  со  мной  и  чистосердечно
     раскайся!
Милославский.  Гран  мерси!  Оревуар!  (Разворачивает  летательный  аппарат.
     Улетает.}
Бунша. Улетел! Товарищи! На чердаке...
Милиция. Ваше слово впоследствии!

                Музыка, свет гаснет, являются Рейн и Аврора.

Михельсон. Вот тоже из их шайки!
Рейн. Гражданин Михельсон! Вы - болван! Аврора, успокойся, ничего не бойся!
Аврора. Кто эти люди в шлемах?
Рейн. Это милиция. (Милиции.) Я - инженер Рейя. Я изобрел механизм времени и
     только что был в будущем. Эта  женщина  -  моя  жена.  Прошу  вас  быть
     поосторожнее с ней, чтобы ее не испугать.
Михельсон. Меня обокрали, и их же еще не пугать!
Милиция. С вашим делом, гражданин, повремените. Это из этого  аппарата  царь
     появился?
Бунша. Из этого, из этого. Это я звонил! Он на чердаке сейчас  сидит,  я  же
     говорил!
Милиция. Товарищ Мостовой! Товарищ Жудилов!

          Движение.   Открывается   дверь  на  чердак,  потом  все
          отшатываются.  В  состоянии  тихого  помешательства идет
                       Иоанн. Увидев всех, крестится.

Иоанн. О, беда претягчайщая!..  Господие  и  отцы,  молю  вас,  исполу  есмь
     чернец.

                                   Пауза.

Михельсон. Товарищи, берите его! Нечего на него глядеть!
Иоанн (мутно поглядев на Михельсона). Собака! Смертный прыщ!
Михельсон. Ах, я же еще и прыщ!
Аврора (Рейну). Боже, как интересно! Что  же  с  ним  сделают?  Отправь  его
     обратно. Он сошел с ума!
Рейн. Да.

          Включает  механизм.  В  этот  же  момент  грянул  набат.
          Возникла   сводчатая   палата  Иоанна.  По  ней  мечется
                             Стрелецкий голова.

Голова. Стрельцы! Гей, сотник! Гой да! Где царь?!
Рейн (Иоанну). В палату!
Иоанн. Господи! Господи! (Бросается в палату.)

          Рейн  и выключает механизм, и в то же мгновение исчезают
                          палата, Иоанн и Голова.

Милиция (Рейну). Вы арестованы, гражданин. Следуйте за нами.
Рейн. С удовольствием. Аврора, не бойся ничего.
Бунша. Не бойтесь, Аврора Павловна, милиция у нас добрая.
Михельсон. Позвольте, товарищи, а дело о моей краже?
Милиция. Ваша кража временно отпадает, гражданин. Тут поважнее кражи.

                       Уводят Рейна, Аврору и Буншу.

Михельсон  (один,  после  некоторого  отупения).  Часы,   папиросница   тут,
     пальто... Все тут... (Пауза.) Вот, товарищи,  что  у  нас  произошло  в
     Банном переулке. А ведь расскажи я на  службе  или  знакомым,  ведь  не
     поверят, нипочем не поверят!

                                   Темно.
                                   Конец.