Динамит!!!

Прислали нам весной динамит для взрыва

ледяных заторов. Осталось его 18 фунтов,

и теперь наш участок прямо не знает, что

с ним делать. Взрыва боимся, и отослать

его не к кому. Наказание с этим

динамитом!

Рабкор

 

На всех видных местах в управлении службы пути висели официальные надписи:

"Курить строжайше воспрещается".

"Громко не разговаривать".

"Сапогами не стучать".

Кроме того, на входных дверях железнодорожного общежития висела записка менее официального характера:

"Ежели ваши ребятишки не перестанут скакать, я им ухи повырываю с корнем. Иванов седьмой".

На путях за семафором висели красные сигналы и надписи:

"Не свистеть".

"Скорость шесть верст в час".

Поезда входили на станцию крадучись, с тихим шипением тормозов, и в кухнях вагон-ресторанов заливали огонь. Охрана шла по поезду и предупреждала:

- Гражданчики, затушите папироски. Тут у них динамит на станции.

x x x

- Я тебе кашляну (шепот), я тебе кашляну.

- Простудился я сильно, Сидор Иваныч.

- Я тебе простужусь. Бухает, как в бочку! Ты мне тут накашляешь, что у меня взлетит вся станция на воздух.

- Наказание с этим динамитом, Сидор Иваныч.

- А ты сапогами не хлопай, вот и не будет наказания.

x x x

- Где вы его держите, Сидор Иваныч? - спрашивал приезжий.

- В гостиной, на квартире. В мокрую тряпку его завернули - и под диван.

- Как табак, стало быть?

- Хорошенький табак. Это собачья каторга, а не жизнь. Детишек пришлось к тетке отправить. Они обрадовались, ангелочки. Начали прыгать: "Папа динамит привез, папа динамит привез..." Выдрал их, чертей полосатых, и отправил гостить.

- Долго ль до греха!

- Вот то-то. Дежурство пришлось устроить. Днем жена с винтовкой стоит, вечером - кухарка, по ночам - я.

- Да вы б его отправили.

- Пробовал-с. Сам завернул. Запечатал. Приношу на станцию в багажное отделение. А весовщик и спрашивает: "Что это у вас, Сидор Иваныч, в посылке?" Я ему отвечаю: "Да пустяки, - говорю, - не обращайте внимания, тут динамита 18 фунтов. В Омск посылаю". Так он, представьте, бросил багажное отделение, вылез в окно и убежал. Только я его и видел.

- Вот оказия!

- Мученье. Пробовал его другой дороге подарить. Написал им бумажку. Так, мол, и так: "Посылаю вам, дорогая соседка, Самаро-Златоустовская дорога, в подарок 18 фунтов динамита. Пользуйтесь им на здоровье, как желаете. Любящий тебя участок Омской дороги".

- Ну и что ж она?

Сидор Иваныч порылся в кармане и вытащил телеграмму:

"В адрес 105. Подите к чертям. Точка".

Сидор Иванович уныло повесил голову и вздохнул.

- А вы знаете что, Сидор Иваныч, - посоветовал ему фиезжий, - вы б его попробовали Красной Армии подарить.

Сидор Иванович ожил:

- А ведь это идея. Как же это нам в голову не пришло.

Вечером в службе пути сочинили бумажку такого содержания:

"Глубокоуважаемый тов. Фрунзе, в знак любви к Красной Армии посылаем 18 фунтов динамита. С почтением, участок Омской дороги".

При этом была приписка: "Только пришлите своего человека за ним, опытного и военного, а то никто у нас не соглашается его везти".

Ответа от тов. Фрунзе еще нет.